Russian Women Magazine
Russian women logo
banner
НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Русские женщины в Африке

Разнорасовая семья в эпоху глобализации

(афро-русский прецедент)

Глобализация и права женщин

White and blackС началом нового столетия мировое сообщество вышло на новый качественный уровень интернационализации и взаимозависимости мировой экономики. Эти тенденции развития мирового сообщества принято обозначать как процесс глобализации. При этом сам термин «глобализация» настолько, всеобъемлющ, что политики, экономисты, социологи, журналисты, простые обыватели зачастую вкладывают в него различный смысл, по-разному понимают, толкуют и поясняют этот феномен. В самом широком плане понятием «глобализация как собственно процесс» принято обозначать общие тенденции развития мирового сообщества, экономического и политического пространства.

В обширном пространстве человеческих интересов, именуемом глобализацией, нас, в первую очередь, интересуют его гуманитарные аспекты. Мы обратились к тем из них, в которых отражена защита прав человека в контексте глобализации мировых процессов; внутри них, в свою очередь, формулируются проблемы, непосредственно соприкасающиеся с нашими исследовательскими интересами: вопросы защиты прав и интересов женщин на международном и национальном уровнях, проблемы диалога цивилизаций, сохранения национально-культурной идентичности и т.п.

С правовой точки зрения, процесс глобализации выразился, помимо прочего, в переводе проблемы прав человека в целом и прав женщины, в том числе, с уровня чисто национального на уровень международного права, следствием чего явилось как принятие ряда посвященных гендерной проблематике международных конвенций и деклараций, так и признание индивидуума, независимо от пола, субъектом международного права со всеми вытекающими отсюда правами, обязанностями и возможностями. В свою очередь, все это выдвинуло перед мировым сообществом в целом и каждым входящим в него государством задачу разработки многоцелевой стратегии обеспечения подлинного равноправия женщин и мужчин на всех уровнях – национальном, региональном и международном.

Под воздействием глобализации упрочиваются единство мирового сообщества, взаимозависимость образующих его народов. От благополучия каждого из них зависит благополучие сообщества в целом, а благополучие народов, в свою очередь, неотделимо от благополучия сообщества. Иными словами, единство судеб человечества становится реальностью. Таковы декларативные формулировки, определяющие общую идею глобализации.
Но хотя современный мир и отличается огромным разнообразием общественных процессов, сложно, тем не менее, обнаружить такие из них, по отношению к которым семья как феномен, сплавляющий в себе черты социального института и малой группы, оставалась бы полностью нейтральной: формирование трудовых ресурсов; этно-демографическая композиция общества; формирование трудовых ресурсов; миграционные и урбанизационные процессы; образование и занятость; культура; социализация подрастающего поколения; общественная деятельность – все эти стороны общественного бытия во многом обусловлены типом, характером семьи, ее структурой, культурно-бытовыми нормами внутрисемейного поведения.

Эволюция семьи в новых условиях

Объективно обусловленная неизбежность повсеместного участия в общественных преобразованиях, тем не менее, не мешает семье оставаться одним из наиболее консервативных социальных институтов, способных оказывать сопротивление процессам модернизации. В то же время исследователи подчеркивают: если модернизация все же охватывает институт семьи, то можно со значительной долей уверенности говорить о ее достаточно глубоком проникновении в социум. Иначе говоря, целостность и структура семьи могут служить естественными показателями взаимодействия традиционного и современного в социокультурной реальности мира. Последний тезис дает нам основание утверждать, что современные проблемы семьи не могут рассматриваться вне контекста традиции и модернизации.

Условия современного развития поставили под вопрос существование многих традиционных форм социо-культурной жизни населения планеты, различных ее регионов. Усложняется внутренний облик человека, видоизменяется семья, все разнообразнее становятся ее формы. В то же время в развитых современных странах в эволюции семьи наблюдается нарастание тенденций сближения с некоторыми традиционными нормами развивающихся стран. Например, отсрочка браков при широком распространении сожительства (до или вместо законного брака), имеющая место в странах Латинской Америки и Карибского бассейна. Или высокие показатели нестабильности браков, а также социальная легализованность разнообразных форм отношений между мужчиной и женщиной - краткосрочных и длительных (в том числе сосуществующих с официальным браком), как в некоторых районах Тропической Африки, и т.п. В современной городской африканской среде также проявляются новые семейные типы. Нуклерная семья лишь начинает входить в городскую жизнь; на смену традиционной африканской большой семье постепенно приходит расширенная; в то же время семьи, руководимые женщинами, и полигинийные семейные структуры распространены довольно широко. Последний тип представляет новую форму полигамии, при которой мужчина является главой нескольких нуклеарных семей, состоящих из матери и её детей. Каждая из этих семей проживает отдельно и ведет самостоятельное хозяйство.

Объективно все это – социальные синдромы, наличие которых уже нельзя не замечать, своего рода побочный продукт глобализации, поскольку взрывное расширение миграции и порождаемые ею новые модели проживания, в том числе на уровне семьи, являются одной из особенностей процесса развития глобализации во всем мире. Поэтому, по мнению исследователей, необходимы меры по обеспечению человеческой безопасности.

Смешанные браки в вихре глобализации

Попадают в вихрь глобализационных перемещений и категории смешанных браков. Эти нередко образуются в местах «оседания» мигрантов, но чаще носят характер социальных «вкраплений» в моноэтнические районы. Особенно если мигранты оказываются социально приемлемы и антропоэстетичны в глазах местных представителей противоположного пола.

Несмотря на то, что смешанный (в конкретном случае афро-русский) брак – не обязательно детерминант эпохи в глобализационной повседневности, а, скорее, частный случай миграции, раздумья о проблемах смешанных (как межрасовых, так и межэтнических) семей, как нам представляется, сегодня вполне логичны в рамках общих размышлений о судьбах человечества. Ибо глобальные структурные преобразования во всех сферах человеческой жизни ведут не только ко всеобщности обмена товарами, представлениями, культурными и иными ценностями. Это еще и неизбежный обмен людьми. В процессе глобализации огромные потоки мигрантов, перемещаются по тем или иным причинам из одного региона земного шара в другой в поисках работы, более высокого уровня жизни, образования, более достойных условий существования, иногда — по политическим, религиозным и иным причинам, а в ряде случаев — просто из стремления познать мир. Люди передвигаются и в соседнюю страну, и в другой конец планеты. В их среду внесено гендерное разнообразие: все больше появляется женщин (беженок, студенток, работниц-мигранток и т.д.) И все эти людские передвижения естественным образом приводят к увеличению числа смешанных браков. Перечисляя факторы, способствующие глобализационным процессам в современном мире, Председатель Верховного суда Германии Гюнтер Хирш особо отметил моменты процесса сближения народов посредством межэтнических и межрасовых браков, образования смешанных семей, естественным для человечества образом стирающих искусственно расчерченные им же политические и географические границы между странами.

Если брать за образец афро-русские смешанные браки, то, несмотря на относительно короткую их историю (исчисляемую немногим более половины столетия), в них также в последние годы просматриваются новые тенденции, несомненно, порожденные глобализационными процессами. Так, первые когорты русских невест в конце 50-х годов прошлого века выходили замуж за мужчин африканцев, по преимуществу студентов советских вузов, и по завершении теми обучения в подавляющем своем большинстве отправлялись на постоянное место жительства на родину мужа. Очень редкими, исчисляемыми единицами или десятками, были случаи, когда африканцы оставались в стране жены-россиянки.

Не вдаваясь в анализ причин, порождавших такое соотношение, отметим, что 90-е годы прошлого столетия привнесли некоторые новшества в организацию смешанных семей данного типа, связанные как со сменой их социального состава, так и с географией размещения. Первый весьма разнообразился. Теперь это не только юноши из числа учащейся молодежи (хотя надо заметить, что в начале нового столетия контингенты африканских студентов вновь отвоевывают лидирующие места на российском рынке женихов); среди избранников-африканцев появились бизнесмены, партнеры смешанных предприятий, корпус представителей туристического бизнеса, наемные рабочие, беженцы, наркоторговцы.

Миграционная мобильность смешанных семей

Законодательные базы – отечественная и ряд зарубежных – более лояльно толкующие перемещения из страны в страну, предоставляли формальную возможность обеим сторонам в межрасовом браке более свободно перемещаться, не только с родины мужа на родину жены, но и в третьи страны в поисках более комфортабельных условий существования. Правда, Шенгенские соглашения, вводившие безвизовый режим для большинства стран-членов ЕС, заметно усложнили в последние годы проникновение африканцев на территории шенгенского пространства. Напомним, что Шенгенская зона закрыта для свободного въезда для всех, кроме ее членов. Раньше процедура въезда жителей, к примеру, франкофонной Африки была значительно проще. Теперь же наряду с отменой контроля за внутренними границами стран, подписавших эти соглашения, предусматривается единая система контроля за внешними границами и введение безвизового режима.

С другой стороны, прием мигрантов любой европейской страной, их подписавшей, фактически означает предоставление первым возможности свободно перемещаться внутри единого европейского пространства . Для нас это обстоятельство важно постольку, поскольку определенное число супружеских афро-русских пар, завершив дела или учебу в России, становится транзитными эмигрантами, перемещаясь не на родину супруга, в одну из африканских стран, а в европейскую страну или на другой континент в поисках работы. Если им повезет (или если родители одного из них живут в государстве, входящем в зону Шенгена, 10 лет, а сами супруги претендуют на получение гражданства), то они могут беспрепятственно перемещаться по всему шенгенскому пространству в поисках работы и места постоянного или временного жительства. Часть таких пар мигрируют постоянно, поэтому и Африка, и Европа могут стать некими промежуточными этапами устройства смешанной семьи.

Адаптация и права иммигрантов

Нет необходимости пояснять, что за всеми перечисленными факторами и обстоятельствами громоздится массив проблем, связанных с миграционной мобильностью членов таких семей в самом широком спектре этого понятия. Зачастую адаптироваться приходится повторно, что, естественно происходит при повторной эмиграции. И не только к новой форме семьи и особенностям ее существования; приспосабливаться приходится также к новому месту жительства и сопряженным с этим освоением элементов новой культуры. И если, например, в Европе и США трудно и болезненно, но все же разрабатываются новые законы о социальной защите мигрантских семей, то в России и ряде стран Африки, несмотря на то, что смешанные семьи, как никто другой, пожалуй, не может объяснить растущую взаимосвязь внутренних и международных вопросов как самой главной особенности процесса глобализации, решением их проблем практически никто не занимается.

Где члены этих семей должны получать защиту своих юридических, политических, социально-экономических прав? Становятся ли они пользователями благ обоих государств, которые представляют в рамках своей семьи? Кто они: соплеменники-иностранцы или временно проживающие за границей граждане своей страны, а то и просто туристы? Нужно ли принимающей стороне предоставлять им право участия в выборах? Как должна быть организована система получения ими кредитов в стране обучения и трат на жизнь и каковы формы политического участия в жизни принимающего государства? Кто де юре и де факто на родине их отцов и матерей?

Вопросов множество, и для их решения в ООН создан Комитет по человеческой безопасности, что является наглядным подтверждением необходимости обеспечения прав мигрантам различных категорий в эпоху глобализации. Однако провозглашению ООН такой защиты должно предшествовать изменение многих понятий правительств стран-реципиентов.

Не пытаясь ответить на все вопросы, так или иначе касающиеся феномена современной семьи, автор в этом докладе стремился оценить роль фактора чужбинности, который женщина-член смешанной семьи в той или иной степени испытывает в новом социо-семейном образовании в эпоху глобализации и который во многом воздействует на уровень общественной активности россиянки в Африке.

* * *

Российские гражданки - африканские жены

Итак, речь идет о группе наших граждан, постоянно поселившихся в странах Африки в последние полсотни лет. Это, прежде всего контингенты природно русских и русскоязычных женщин, выходящих замуж за жителей африканских стран. Изучение их гражданских и профессиональных судеб – совершенно самостоятельная тема, поэтому, выстраивая материал на заданную тему в логике предстоящей работы секции, отметим, прежде всего, что группа российский женщин, выехавших в качестве жен на постоянное место жительства в Африку - весьма своеобразный контингент, и в структуре "зарубежья" в принятом смысле слова он занимает особое положение, по некоторым чертам и признакам сближаясь с ним, но вместе с тем не тождественный последнему.

Во-первых, его специфика де юре. Как известно, гражданин Российской Федерации - это устойчивая правовая связь лица с Российской Федерацией, выражающаяся в совокупности их взаимных прав и обязанностей (ст. 3 Закона «О гражданстве Российской Федерации»). Выехав за пределы страны, ее гражданин сохраняет правовую связь со своим государством.

В соответствии со статьей 1 Конвенции о гражданстве замужней женщины, принятой Генеральной Ассамблеей ООН (1957 г.) "Каждое договаривающееся государство соглашается, что ни заключение, ни расторжение брака между кем-либо из его граждан и иностранцем, ни перемена гражданства мужа во время существования брачного союза не будут отражаться автоматически на гражданстве жены". Аналогичная по содержанию норма содержится и в Законе РФ "О гражданстве Российской Федерации» (2002 г.): "заключение или расторжение брака гражданином Российской Федерации с лицом, не имеющим гражданства Российской Федерации, не влечет за собой изменения гражданства указанных лиц" (гл.1, ст.8, ч.1). Кроме того, "изменение гражданства одним из супругов не влечет за собой изменение гражданства другого супруга" (гл.1, ст.8, ч.2).

В законодательстве большинства государств мира, в том числе африканских, этот принцип выдерживается, и коллизий по этим вопросам практически не возникает.

Кроме того, данный контингент можно назвать однородным, исходя из общесоциологического понятия "брачность", одним из основных компонентов которого являются половозрастные характеристики.

Процессы адаптации

Говоря о мотивации переезда в африканские страны, следует отметить, что для исследуемой группы лиц в самом общем плане характерен принцип добровольности перемещения в новую социально-культурную и бытовую среду. Это же обстоятельство отражается и на уровне общественной активности этой общности, во многом связанной со спецификой пребывания на стыке чрезвычайно несхожих культур. Исходно задаваясь целью не столько бежать от своей культуры или сознательно отвергать ее, сколько обретать еще одну или нескольких культур, эти женщины неизбежно пережили воздействие стрессогенных факторов "культурного шока". Для большинства из них сам по себе далеко непростой процесс освоения новых супружеских ролей в данной ситуации отягощается этнокультурным "одиночеством", в котором российская женщина оказывается в семье африканского мужа.

Инструментами ее приспособления к новой культуре становятся собственные социальные навыки, традиции и ценности родной культуры, на которые она с бoльшим или меньшим успехом опирается, пытаясь интегрироваться в повседневную жизнь принимающего ее общества. Это своеобразное, можно сказать, уникальное положение во многом определяет темпы и характер адаптации в принципиально новых для женщины условиях бытия, в том числе через сохранение некоего этнокультурного ядра - будь общины, землячества, союзы, ассоциации, в основе которых может лежать национальное, религиозное, социальное, профессиональное или какое-то иное единообразие - в границах названных выше образований.

Пути сохранения этнокультуры

Организация земляческих союзов русских женщин, постоянно проживающих в странах Африканского континента, - явление сравнительно новое и обусловлено, прежде всего, возрастающим числом прибывающих сюда женщин из России и стран СНГ, стремящихся к объединению для защиты своих прав и статуса в стране проживания. Социологи подчеркивают, что уровень общественной активности женщин непосредственно регулируется состоянием социально-экономических проблем в обществе, уровнем жизни самой женщины и ее семьи, страхом потерять работу или расположение семьи, ростом социальной напряженности в обществе, наконец, естественными стремлениями матери защитить основы жизни - своих детей . Это сплачивает и объединяет женщин, ведет к необходимости участия в действиях социального протеста, в деятельности партий, различных движений, массовых объединений, особенно в переходные периоды общественного развития.

В то же время на проявление общественной активности наших соотечественниц, пытающихся строить свои объединения за рубежом, воздействует ряд специфических факторов, создающих дополнительную социальную и психологическую нагрузку. Среди них одно из первых мест занимает состояние взаимоотношений между их Родиной и страной пребывания, а также отношение последней к образованию подобных структур в среде иностранных граждан. Кроме того, целая группа обстоятельств - изолированность (вынужденная или сознательная) внутри семьи; индивидуальные особенности, зависящие от темперамента и характера конкретной женщины и проявляемые в условиях чужой культуры; учет профессиональных интересов и личных склонностей мужа-африканца и многое другое - определяют в конечном итоге решение женщины участвовать в подобных объединениях. Наконец, женщины не могут не осознавать, что при известном ухудшении общего социально-политического положения, росте социальной конкуренции такое сообщество может стать выпускным клапаном для недовольства местного населения, способного проявиться в любых формах.

Эти и другие причины способны сместить центр тяжести в постановке вопроса о женском движении в исследуемой среде и часто играют на снижение общественной активности данной общности.

Ассоциации русских женщин - за и против

Рассмотрим, как русские женщины, группирующиеся в свои организации за рубежом, в том числе в странах Африки, мотивируют стремление к объединению? На первом месте для них (по результатам дважды – в 2000 и 2005 годах - проведенного социологического обследования в этой среде, а также ряда интервью с россиянками, постоянно проживающими со своими семьями в странах Африки, проведенные в те же годы) стоит желание организованно решать свои проблемы, а также вопросы взаимоотношений своих детей с Родиной матери. Мотивами к объединению могут послужить ностальгические настроения, потребность общаться с соотечественниками на родном языке, другие специфические причины.

Хотя отношение самих женщин к образованию подобных союзов отличается заметным разнообразием, на вопрос наших Анкет: "Целесообразно ли создание в стране нынешнего проживания ассоциации русских женщин?" положительный ответ дали в первом случае 68,5% от общего числа опрошенных; во второй анкете процент женщин, поддерживающих организацию такого сообщества снизился до 57,2. При этом и в первом, и во втором случаях для них не имело принципиального значения, существует ли уже такая организация или только образовывается. В странах, где подобные земляческие союзы уже существуют (Гана, ЦАР, Бенин, Марокко, Того, Мали), практически все опрошенные согласились с целесообразностью их существования. Тем не менее 15,3% и, соответственно, 19,7% респонденток не видели смысла в создании такой структуры; затруднились ответить 21,7% и 26,2% женщин. Столь значительная доля несодержательных ответов все же дает, на наш взгляд, некоторые основания считать ориентацию этих групп женщин на подобные объединения неустойчивой.

С точки зрения многих из тех, кто равнодушно или негативно относится к созданию подобных структур, последние не носят прагматического, утилитарного характера: они решают насущных проблем женщин-иностранок за рубежом - не способны помочь ей в организации профессиональной карьеры, продолжении учебы, устройстве на работу, текущих поездок или возвращения на родину и пр. Причины сохраняющейся пассивности групп соотечественниц в вопросах институционализации нередко кроются также в социокультурном факторе. Так, например, замкнутость общения, различия в традициях и культуре быта (в том числе отношения к женщине), а также некоторая настороженность местного населения к "совьетикуш" заметно влияют на формирование окружения наших соотечественниц, постоянно проживающих в Анголе. Круг знакомств обычно ограничивается несколькими соотечественницами. Видимо, это повлияло и на существование местной Ассоциации советских женщин, которая, появившись в конце 80-х годов прошлого века, уже к середине 90-х фактически распалась.

В то же время ответы на вопрос: "Если ассоциация существует, как Вы ее воспринимаете?" свидетельствуют, что потребность в такого рода сообществах у женщин есть. Хотя и здесь наблюдается существенный разброс во мнениях о ее назначении. "Как место общения с соотечественниками" отметило 46,4% и 43,1% опрошенных . "Как возможность поговорить на родном языке" ассоциацию воспринимает 11,5% женщин и 19,3%. Значительно большее число опрошенных опять-таки подходит к ассоциации конъюнктурно - как к структуре, через которую можно пытаться решить свои проблемы и проблемы детей (29,4% и 32,9%). Более "женственное" восприятие ассоциации - как женского клуба – выявилось, соответственно, у 14,5% и 10,7% респонденток; однако и здесь довольно заметной оказалась доля несодержательных ответов ("Отношусь равнодушно" - 9,4% и 12,5%). "Как обязательное, но малопривлекательное дело" определили участие в ассоциации 1,3% и 0,9% опрошенных нами женщин.

Что касается форм проявления общественной активности в рамках земляческих союзов, то, как показывают проведенные исследования, соотечественницы с большей охотой участвуют в конкретных кампаниях или отдельных, разовых акциях, чем в организованных видах деятельности, продолжительных по времени .

В то же время в отношении исследуемой группы женщин тезис "женщина - объект политики" (при всей своей социальной и моральной ущербности) сохраняет пока «полноценность»: в силу своего гражданского и социально-культурного положения эти женщины остаются объектом политики - политики Отечества в лице посольств, генеральных консульств, других служб, связанных с работой с соотечественниками, постоянно проживающими за границей; политики стран нынешнего пребывания, где они постоянно живут в подавляющем своем большинстве на правах иностранных граждан.

Взаимоотношения с Родиной

Касаясь их взаимоотношений с Родиной в этом аспекте, заметим, что женщины не избегают оценивать происходящие здесь общественно-политические процессы. Так, ответы на вопрос: "Как Вы воспринимаете перемены, происходящие сегодня на Вашей Родине?" ранжировались от положительных ("Сопричастность" - 17,9% и 14,7% от числа опрошенных, соответственно, в 1994 и 2000 годах) до безличных ("Без особого интереса" - 0,9% и 1,4%). Среди ответов преобладало чувство тревоги - 48% и 51,2% опрошенных. С надеждой к переменам на Родине отнеслись 43% и 32,1% женщин; с интересом - 19,2% и 13,6%; с сочувствием - 12,3% и 14,3%. Из комбинаций ответов на данный вопрос наиболее частой была "С надеждой и тревогой" - 13,6% и 14,9% опрошенных соотечественниц. Преобладающее большинство респонденток и в 1994 году (98,7%), и в 2000 году (94,7%) - выражало желание получать как можно больше информации о Родине.

Подобные позиции в отношении к общественным переменам, их влияние на повседневную жизнь женщин в целом можно оценить как осторожно консервативные и некоторой тенденцией к разочарованию и ростом индифферентности в отношении к ним. Вместе с тем социологи отмечают, что ответы типа "не знаю", "не определила своего отношения" на вопросы о политической жизни, политических переменах особенно характерны для женского населения Отечества. Смена стереотипов в женской среде всегда происходит медленнее (и болезненнее), чем у мужчин, а сам по себе пресловутый женский консерватизм с его якобы приверженностью к существующим властным структурам, социальным и политическим институтам, скорее, подразумевает разумную умеренность, быть может, снисходительную, но устойчивую, прочную, гарантирующую от безапелляционности и экстремизма, присущих общественным позициям мужчин.

Более отчетливо женщины определились в вопросе о том, какие преимущества они видят в обновлении их исходного общества. Больше половины опрошенных - 54% и 59,1% – видят их в возможности более частых встреч с родными и близкими на Родине; 40,4% и 40,0% рассчитывают на возрастание внимания к себе и своим проблемам. Весьма показательно, на наш взгляд, что 17% и 23,7% российских женщин, принявших участие в опросах 1994 и 2000 годов, готовы использовать эти преимущества для организации своей коммерческой деятельности. Здесь, как мы видим, направленность оценок общественного мнения в исследуемой группе более конструктивна и позитивна, чем в вопросах политической жизни Родины.

Возможности интеграции в новую среду

Однако эти женщины - не только наши соотечественницы. Они одновременно жены африканских граждан, постоянно проживающие со своими семьями на Африканском континенте. Поэтому, рассматривая данное сообщество с точки зрения его социокультурной и социально статусной маргинальности, необходимо подчеркнуть, что на процесс регулирования (сдерживания) его общественной активности влияют две равные по силе воздействия группы факторов.
С одной стороны, это круг социально-политических и экономических возможностей, которые принимающее общество может предоставить постоянно проживающей здесь иностранной гражданке (в том числе ситуация на рынке труда с существующей на нем гендерной дифференциацией; другие специфические половые регламентации и законодательные предписания, призванные поддерживать традиционную принадлежность женщины семье, о чем мы говорили выше).

С другой стороны, доминирование в этом обществе патриархально-традиционных взглядов, в том числе разделяемых (вынужденно или сознательно) и самими женщинами. Последнее обстоятельство подтверждается некоторыми результатами проведенных нами опросов, где респондентки демонстрировали очевидную ориентацию на семейные и общечеловеческие ценности, интересы долговременного характера: сохранение и благополучие семьи, забота о детях и близких, реальные гарантии и уверенность в завтрашнем дне и т.п. Заметим кстати, что некоторые дальновидные исследователи с осторожностью относятся к новым постулатам, выдвигаемым теми из современных отечественных женских организаций, деятельность которых направлена на борьбу с неравноправием женщин. Ибо эти положения могут двояко воздействовать на гендерные взаимоотношения. С одной стороны, они будут сегодня способствовать повышению женского статуса в семье и обществе, а с другой стороны, они могут подорвать конструктивные и позитивные элементы гендерных традиционных отношений, поколебать морально-психологические устои населения, что ещё в большей степени будет способствовать дестабилизации современной семьи.

Возвращаясь к интересующей нас теме, подчеркнем: так или иначе вновь (хотя и в ином ракурсе) зафиксированное нами преобладание семейных ценностей над внесемейными указывает среди прочего на степень интеграции женщин данной группы в принимающее их общество. Многие выбирают (или вынуждены избирать) типично женские направления жизненного пути, своей деятельности, что однако еще не нивелирует их: эти женщины остаются разнообразными в осуществлении своих многочисленных социальных ролей, в своих психологических импульсах, как многообразно и их природное общество и общество, принимающее их сегодня. Оставаясь своеобразным, но органическим элементом структуры русского зарубежья в Африке, российские женщины, постоянно проживающие на этом континенте, ищут и находят способы общественного самовыражения, собственные формы сплочения.

Конечно, во многом это движение отлично от динамично развивающегося сегодня движения женщин России, представленного десятками союзов и объединений различных ориентаций, духовных ценностей, разнообразных по своим целям и задачам. "Двойное" социальное бытие наших соотечественниц в Африке - сохраняемое на исторической родине и осваиваемое на родине мужа - неизбежно рассеивает их общественную активность, а разного рода (прежде всего моральные) формы дискриминации, которой они подвергаются в той или иной степени и там и здесь, ослабляют общественный потенциал, порождают желание пассивно следовать в русле происходящих социально-политических процессов.

Можно с уверенностью утверждать, что на сегодняшний день у российского женского движения в странах Африки сложилась более или менее определенная конструкция. В то же время в его объединениях нет единого руководства, единой программы действий. Да и вряд ли это возможно, учитывая особенный характер их статуса иностранных граждан, уязвимость их положения во всех окружающих структурах - отечественных и новоприобретенных.

Данные проведенных исследований свидетельствуют, что позиции самих женщин этой группы в отношении своего организованного движения на местах более или менее устойчивы. В то же время их может ослабить целый ряд особенностей положения русской женщины в африканской стране и в африканской семье, где, несмотря на наличие высокого образовательного и общественного статусов, она остается сначала женой и матерью, а уж затем - потенциальной общественной деятельницей.

Н. Л. Крылова, доктор исторических наук, Институт Африки РАН, Москва, РФ Подробнее об авторе

Ваше объявление в нашем журнале!

Вы ищете клиентов? Вы хотите что-то продать или купить? Вы хотите познакомиться? Сдаете или снимаете квартиру или дом? Хотите, дать об этом знать широкому кругу читателей, говорящих на русском и английском языках? Тогда наш журнал для вас! Наш журнал читают более чем в ста странах мира более тысячи читателей ежедневно. Страничка объявлений одна из самых читаемых. Разместите свое объявление в нашем журнале всего за $20. Некоммерческие объявления и объявления постоянных авторов журнала публикуются БЕСПЛАТНО! Объявление будет размещено в нашем журнале в течение целого года или, пока вы сами не попросите его удалить. Итак, нажмите на ссылку подать обяъвление. Если вы хотите, чтобы ваше объявление было размещено в английском номере, нажмите здесь.

Подать объявление

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2007 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.