НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ  КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Работа в Нью-Йорке

Голубая открытка

Ney YorkВот уж далась мне эта открытка! Сколько мы их получаем- к праздникам, дням рождения! Ну и что? Прочитали и забыли. Выбросили или поместили на долгосрочный приют в коробочку к пожелтевшим письмам, хранящим умершие любови, клятвы в ненужных дружбах или голоса ушедших...

Но вот эту открытку выбросить было невозможно- голубые небоскрёбы, как невесты, закутаны в загадочную дымку тумана, а у их подножия вместо ожидаемого потока машин-белые поплавки яхт. И непонятно- то ли небоскрёбы растут прямо из воды, то ли яхты плывут по воздуху, то ли небо смешалось с водой- мне ужасно захотелось попасть туда, прямо в эту дрожащую голубую субстанцию, дающую обещание чуда и счастья.

Странно, почему именно эта открытка повлияла на мою судьбу? В моей коллекции были открытки с видами Марселя, Парижа, Рио де Жанейро, Мадрида и других очаровательных мест. Но именно эта- вид на Нью Йоркский порт защёлкнула какие-то тайные механизмы и повернула колесо судьбы. Как зомби, повинуясь приказам неведомого кормчего, я бросила работу, квартиру, родителей, друзей и помчалась на край света за голубой мечтой.

Гораздо позже я вспомнила, что когда-то очень давно прочитала в Книге Судьбы, что девушкам с моим именем и моего года рождения, Скорпионам по зодиаку,положено жить в большом городе, окружённым водой. На первом месте в списке стоял Нью Йорк.У меня есть приятельница, Анна, художница, которая всё ещё ищет место, где бы ей хотелось жить. Она ощущает подземные токи, магнитные импульсы, ауру и мечется, как подстреленная птица, нигде не находя покоя и приюта.

Итак, я приехала, точнее, прилетела  в Нью-Йорк и искала работу. Первым делом нашла то место, изображённое на открытке.

Небольшая мощёная площадь, окружённая фонарями, очень напоминала Арбат. Она дерзко раздвинула стеклянный и мраморный холод небоскрёбов, внеся в эту деловую суперсовременную часть города патриархальный уют и комфортное обаяние Европы. Был выходной день, и на площади, окружённой дорогими фирменными магазинами, творилось настоящее безумство- один клоун шлялся на ходулях, два других жонглировали разноцветными шарами, испанец в национальном костюме танцевал фламенко с гуттаперчевой партнёршей, дамочка, покрытая с ног до головы татуировкой, расписывала детишкам лица и ладошки...Гам, грохот, музыка и веселье...

Мощёный тротуар перетёкал в  дощатую площадку, уходящую одним своим краем в воду. Справа навеки пустил якорь корабль, превращённый в музей. Слева- многоярусное здание, в складках и ступенях которого расположились многочисленные рестораны, кафе и магазинчики.Я дошла до самого края площадки и стала спиной к воде- вот он, этот захватывающий вид, запечатлённый безымянным фотографом и изменивший мою судьбу! Впереди, прямо из воды, возносился к облакам волнующий, многообещающий город. И как апофеоз дерзких замыслов неугомонного двуногого- два здания мирового торгового центра, именуемых в народе Близнецами. Их верхушки терялись где-то там, высоко-высоко, смущая покой бледных звёзд и почти доставая до  недоумённого лица луны,а ещё выше и чуть в стороне спокойно улыбалось Солнце, мягкой оранжевостью приглушая нестерпимую голубизну красок...

Нужно было отметить начало новой жизни, первую страницу которой я перелистнула вчера, сойдя с трапа самолёта Москва - Нью Йорк в аэропорту Кеннеди. Меня приютили друзья друзей, живущие в тридцати минутах ходьбы отсюда, там, где среди кишащих китайцами улицах затерялся маленький островок украинских поселенцев. Друзья друзей,русский парень Антон, женившийся на аборигенке Сильвии, не смогли отказать в гостеприимстве и выделили мне комнатку-чулан за кухней,  предупредив, что первые две недели я могу жить как гостья, а потом я должна или съехать, найдя себе другое жильё, либо платить им за комнатку 300 долларов в месяц.

Итак, на военном совете, на котором присутствовало Благоразумие, Безрассудство, Азарт и Традиция, решался вопрос о том, стоит ли безработной девушке, только что прибывшей в чужую страну, терять несколько десятков долларов за удовольствие пообедать в этом райском уголке. Трусливый голос Благоразумия был затоптан, и подчиняясь голосу Суеверия и Традиций- ведь как начнёшь, так оно и дальше покатится, - я устроилась за столиком на веранде на верхнем ярусе здания. Никогда не испытывала такого счастья- вот она, Жар птица, которую я сама себе преподнесла на тарелочке с голубой каёмкой!

Обслуживание было великолепным. Несмотря на мой невнятный английский, официанты были предупредительны и вежливы, как с английской королевой. Ослепительной красоты юноша подливал воду в стакан, приносил мне вино, а  девушка с улыбкой феи была само Мисс очарование и доброжелательность.   И я решила- буду искать работу официантки! Что может быть лучше, чем обслуживать порядочных и культурных людей, среди великолепия хрустящих скатертей и блеска столовых приборов! Да мои подруги Там, почти все потерявшие работу и промышляющие перевозкой сигарет и презервативов из Москвы в Белоруссию и наоборот, умрут от зависти!

В нежном голубом тумане передо мной расстилалось счастливое будущее.

Работу я начала искать прямо со следующего утра. Я опять пришла сюда, в Морской порт и обошла все кафе и рестораны, с недоумением принимая отказы. Правда, телефон у меня брали, обещая позвонить, если я им понадоблюсь. Через неделю, когда закончились все мои деньги и я уже совсем отчаялась, раздался спасительный телефонный звонок. Звонил менеджер ресторана из Морского порта. Через час я уже предстала перед его светлыми очами. Меня взяли на должность hostess, это что-то вроде хозяйки по-русски. В мою обязанность входило встречать у входа посетителей, усаживать их за столик и вручать меню. Работа для красивых дурочек.Стой себе, как манекен, улыбайся во весь рот – Ах, мерси, сюда, плиз... Виляй бёдрами, собирай комплименты, глазей по сторонам... Красота! Ресторанчик был летним, столы стояли на улице, прямо у подножия "айсберга", - так я окрестила торговый комплекс. Кухня помещалась в маленькой пристройке. Я с энтузиазмом приступила к исполнению новых обязанностей.

Улыбки, лёгкий бриз, толпы туристов, музыка, многоцветье и многошумье...
- Ах, вы не хотите здесь сидеть? Солнце бъёт вам в глаза? Нет проблем, пересядем!
- Молодые люди, не хотите перекусить? Заходите, у нас вкусно!
- Куда пропал ваш официант? Сейчас, сейчас он подойдёт!

Через два часа мне захотелось пить. Я не могла отлучиться ни на минуту.Возле входа собралась небольшая очередь-было время ланча, и я с удивлением поняла, что в этой непритязательной работёнке нужно было соображать. Это походило на игру в шахматы. Вон того слюнтяйчика в очках мы посадим в самом дальнем углу, возле стены  *айсберга*, спиной к воде, он не откажется...Влюблённой парочке тоже всё по фене, их можно на солнцепёк, семью с детишками подальше от компании бизнесменов, старушку под тентик...И улыбка, улыбка, улыбка...В глазах всё колесом, карусель лиц, звуков и запахов...Чёрт, я же ничего не ела, и туалета у них нет...Но весело, до чего здорово-я в центре!  В центре Мира! Вселенной! Я в Нью Йорке! Моя будочка- кафедра, за которой я сучила уже распухшими от жары и многочасового стояния ногами, была прямо напротив  деловой части города, где крутятся огромные деньги и решаются судьбы мира...

Поток посетителей немного спал, и хозяин, молодой араб, дал мне двадцать минут на отдых. Оказалось, что бесплатно служащих тут не кормят ( как в других ресторанах), и, томясь, я отдала 4 доллара (с двадцатипроцентной скидкой) за бутерброд и ещё доллар за бутылочку колы. В туалет пришлось бежать в *айсберг* на второй этаж и томиться в очереди среди туристов, которые вдруг стали раздражать своей медлительностью. Они мне напоминали тупых жвачных, с ленивым равнодушием поворачивающих жирными боками...

Менеджер попросил меня работать в две смены, и я согласилась. Выбора не было. Работая в одну смену, я не могла бы выжить- он платил 4 доллара в час. Теперь у меня была возможность любоваться сногсшибательным видом с 10 утра до 12 ночи.

Может быть, меня спасло то, что я обладаю способностью любоваться окружающими пейзажами и потому продержалась до осени на этом месте. Мухамед, хозяин ресторана, несмотря на свою молодость и внешнюю привлекательность, был очень жёстким человеком. Казалось, в своих работниках он не видел живых существ, мы были для него лишь машинами, приносящими деньги. И эти машины не должны были давать сбоя. Сломавшуюся заменяли новой. Немедленно и без сожаления.Между собой нам не разрешалось разговаривать, и я скоро выучила тайный язык жестов, взглядов и броведвижений, которыми обменивались между собой официанты. В основном это были девушки и парни из Польши и Чехословакии, которые приезжали сюда на лето на заработки, а осенью возвращались в свои страны. Они снимали все вместе квартиру, и жили по шесть человек в комнате. В выходные никуда не ходили, отсыпались, отдыхали.На кухне работали мексиканцы, неприхотливость и работоспособность которых меня поражала и поражает по сей день.Казалось, их никогда не посещали мысли ни о смысле жизни, ни о предназначении...Они хотели только выжить и крепко цеплялись за американскую землю короткими кривоватыми ножками.Это поистине роботы, рабочие муравьи, не ведающие ни сомнений, ни усталости...

Я же в свой короткий выходной во всю развлекалась- музеи, галереи, магазины (в которые ходила, как в музеи), парки, просто шлялась по улицам, разглядывая, впитывая чужую жизнь, которую хотела сделать своей...

Любимым моим развлечением было кататься на пароме. Огромное судно перевозило пассажиров из Нью Йорка на другой берег залива, в Нью Джерси. Променад пролегал мимо статуи Свободы, и знающие люди использовали этот маршрут не как средство добраться домой с работы или наоборот, а как бесплатную прогулку. (Более нарядный катер катал туристов туда-сюда за сорок долларов в час).

Это был  своеобразный аутотренинг-катание на пароме. Вот вы идёте по узким, заблудившимся между небоскрёбами улицам к порту, прокладывая, как муравей, себе дорогу среди толпы.Вы в прямом смысле ощущаете себя в каменных джунглях, на самом дне пещеры, в которую с трудом проникают блеклые лучи солнца. Здесь, в Нижнем Манхеттене, ещё не началась строгая классификация стрит и авеню, подчинённая законам геометрии, всем эти парралельностям-перепендикулярностям. Дорога причудливо петляет, извивается, она ведёт то мимо патриархальной церквушки, то мимо чёрно-мраморного многовысотного монстра, то мимо каменного быка, возле монументальных яиц которого фотографируются возбуждённые туристки.. Но вы идёте, с автоматизмом птицы держа верное направление... Неожиданно всё это нагромождение камня, стекла и бетона обрывается, как буд-то кто-то огромный обрезал бритвой всё ненужное и вы оказываетесь лицом к лицу с водной стихией. Голубой простор простирается почти до самого горизонта. На пароме вы добираетесь до другого берега, а там нужно быстренько перебежать в соседний зал и отправиться в обратное путешествие.

Туда-сюда, туда-сюда... Огромный город отпускает вас, множество рассыпанных улиц прячутся за внешним фасадом, дальний план прячется за передним, мелкие детали расплавляются пространством- и вот город уплывает от вас, съёживается, уменьшается- и на фоне неба лишь игрушечная картинка, силуэт полупрозрачных зданий, город-мечта...И вот пропал жестокий Мухамед, ломота в натруженных ногах, жар кухни, капризы избалованных клиентов-только небо вокруг, вода, город-мечта на горизонте и восторг. Восторг победителя и первооткрывателя. И апофеоз восторга- два пальца Близнецов, гордостью победителя выторкнутые в небо...( Сейчас, когда не стало Всемирного Торгового Центра, я перестала кататься на пароме- мне больно видеть искалеченный город, потерявший свою главную индивидуальность).

А потом –обратная дорога, и картина меняется.Из тумана прорисовываются контуры, появляются детали, игрушечный город растёт, растёт...Он поднимается прямо из воды, вырастает, надвигается на вас стеной, пока наконец вы не утыкаетесь носом в его основание, чувствуя себя опять мурашкой, муравьём, и вновь картонный силуэт обрастает каменной плотью, впускает вас в своё нутро и вы продолжаете одинокий бег по улицам каменного монстра, города вашей мечты...

" Небоскрёбы, небоскрёбы, а я маленький такой." - Вилли Токарев, наверное, тоже катался на пароме...  Эта игра в волшебный калейдоскоп развлекала и успокаивала меня.

В восемь вечера закрывались магазинчики порта, расходились бродячие музыканты и танцоры, детишек уводили спать. Гасли огни и деревянный пятачок скупо освещался одиноким фонарём. Оставались только парочки, подвыпившие гуляки и одинокие романтики. Иногда кто-нибудь из них решался перекусить и неуверенно подходил к выступающей из мрака и скупо освещённой моей будочке. Даже сейчас я не имела право присесть и маялась за своей *кафедрой*, бдительно вглядываясь в темноту и зазывая возможных клиентов. Я чувствовала себя полной идиоткой, торча тут в темноте. Я была как маяк, как одинокий постовой.

Вредный Мухамед выбегал из кухни, чтобы проверить, как я исполняю свои обязанности. Как страус, я научилась стоять на одной ноге, поджимая вторую и давая ей отдых, я научилась грудью наваливаться на стойку своего эшафота, ослабляя мышцы ног. Обычно такое одинокое стояние продолжалось с восьми до двенадцати вечера, и я на самом деле безумно, безумно была рада заблудившему гуляке, решившему пропустить бокальчик вина или разгулявшейся компании-всё-таки развлечение, общение и возможность двигаться. У меня была теперь возможность долго, часами рассматривать свой любимый вид, припечатанный когда-то к голубому листку картона, смутившему мой покой и подвигнувший на великое переселение... Он был прекрасен в любое время.

Ночью вид поражал своей величественностью. Я следила за плывущими в небе сиреневыми облаками, за чёрными контурами крыш, за золотой россыпью огней, за плывущей тревожно между крыш загадочной луной, чей серебряный блеск затмевал пробивающийся со дна ущелья блеск рекламных огней...

Чтобы добраться домой, мне приходилось брать такси – я боялась так поздно идти безлюдными улицами, мимо складов порта и закрытых железными жалюзями витрин магазинов...

Однажды мне было особенно тяжело работать. Накануне в квартире, где я жила, состоялся домашний концерт Лёши, по прозвищу Рыба, солиста группы Кино. Лёша приехал навестить друзей, его уговорили попеть, а подходящая по размеру квартира оказалась у Антона. Чуть позже Сильвия разгонит русскую тусовку, а пока эта квартира, огромная и расположенная на границе Китайского города и Ист-Вилледжа служила своеобразным клубом и местом встреч, благодаря доброжелательности Антона. Ему когда-то повезло снять задёшево эту квартиру у владелицы, эмигрантки из Киева, уже глубокой старухи, купившей дом с пятью квартирами в начале века за смехотворную теперь сумму в две тысячи долларов. Собралось человек сорок, каждый принёс с собой что мог, отнёсясь к делу с полной ответственностью, и оказалось, что стол ломился от закусок и напитков. Я даже не отказалась от сигареты с марихуаной - ничего особенного, мне нравился запах - так пахнет в деревне топящаяся баня... Алексей пел под гитару, мы пили, и я нечаянно наклюкалась от перевозбуждения, потому что впервые в Нью Йорке была в русской компании, ведь из-за занятости почти не бывала дома, а когда бывала, старалась не выходить из своей комнатки.

Работать было невыносимо. День выдался особенно жаркий, меня мутило, и я серьёзно боялась, что меня вырвет прямо на "кафедру". Кто-то из понятливых официантов дал мне бутылку воды, и я пила украдкой от бдительного ока злого Мухамеда. Народа было много, и я автоматически двигалась в зыбком знойном мареве, рассаживая клиентов за столики. Когда становилось совсем плохо, я смотрела вверх и чуть в сторону - сегодня вид города был в точь-точь такой, как на той открытке - голубые небоскрёбы окутал голубой туман, и прямо у их подножия плыли яхты под белыми парусами...Я черпала силы от этого вида и продержалсь до вечера. Тошнота не проходила, и когда поблизости не наблюдалось возможных клиентов, я трусливо, одним боком, пристроилась на табурете. Из пристройки сразу же выскочил красавец Мухамед, обращающийся с людьми хуже, чем пастух с овцами. Он стал на меня орать, а я со вкусом, с наслаждением послала его по-русски куда подальше, а потом, подумав, прибавила на понятном ему языке - Fuck you!, встала с табурета, подошла к ограде и... тут меня стало выворачивать наизнанку. Меня тошнило в воду, за спиной стоял ошеломлённый Мухамед. Я утёрлась рукавом, ещё раз сказала- Фак ю! – и гордо, слегка покачиваясь, пошла домой... Было одиннадцать часов вечера, суббота, год 1999...

Лана Райберг, Нью Йорк, 2003

Лана Райнберг автор книги "Картонная луна". Если вы хотите купить книгу напишите автору (Olegmi@aol.com) или позвоните по телефону в Нью-Йорке (718-837-7208).

 

Ищу работу:

Добро пожаловать в Америку - книга о том, как найти работу в Америке.

VisaFlow Corporation - это сайт для тех, кто хотел бы учиться в США, Канаде или Австралии.

Freelance Work Exchange - вы хороший специалист, но не можете найти работу в своем городе? Найдите тысячи предложений по всему миру и работайте дома!

Как заработать деньги в интернете? - скачайте бесплатную електронную книгу о том, как заработать на e-bay.

 

 

 

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ  КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2007 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.