Russian Women Magazine
Russian women logo
banner
НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ НОВАЯ ЖИЗНЬ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Адаптация в Норвегии

Дорога в новую жизнь

«По дороге разочарований снооова очарованный пойду...»

MarinaЭх, сколько уже понаписано этих записок... И я туда же, тем же местом. Ну ничего, давно прошло время, когда мне непременно хотелось быть оригинальной. Так что не обессудьте: что есть, то есть.

Я прекрасно знала, что адаптироваться в новой стране – трудно, не знала, что до такой степени. Я думала: ну уж мне-то будет полегче, я бывала уже в Европе не раз, я работала с иностранцами, у меня прогрессивные взгляды, да и вообще в родной Сибири я давно уже считаюсь белой вороной – недаром таможенник в аэропорту не верил, что я из Новосибирска (но все равно спросил, не пытаюсь ли я провезти самогон J). В общем, считала я, что минует меня чаша сия. Не тут-то было.

Я приехала  в Норвегию, город Ставангер, в июне 2001 года, жить. До этого приезжала два раза в гости, мне очень нравилось. А что, приятный городок, очаровательные белые домики, на идиллически-зеленых лугах пасутся коровки и овечки. Народ спокойный и дружелюбный, материально обеспеченный, любит поговорить с иностранцем за кружкой пива в уютном стилизованном под старину пабе.

У меня не было никаких языковых проблем: большинство норвежцев отлично владеет английским. Проблемы начались позже, когда учитель в школе для иностранцев сказал, что мы должны говорить с аборигенами на норвежском. Лучше бы он этого не говорил, поскольку я последовала его совету.

Хотя первые два года мне часто можно было и рта не открывать, человек автоматом начинал разговаривать со мной по-английски.

Норвежцы искусно вычисляют иностранцев. Один знакомый мне сообщил, что определяет не-норвежца не только по внешности, одежде и прочим признакам а даже по манере двигаться. Только я до сих пор не пойму: ЗАЧЕМ он это делает?

Народ малочисленный, всего 4,5 миллиона человек. А страна довольно большая, то есть плотность населения – сами понимаете. Это не в последнюю очередь определяет некоторые особенности норвежского характера: сдержанность, серьезность, застенчивость. Об этом хорошо сказал один местный писатель: в старину, когда люди жили каждый на своей горе, и не было телефона, интернета и прочих средств связи, им приходилось кричать. И если можно крикнуть, например: «Макрель идет!», то, скажем, «Я тебя люблю!» уже кричать не будешь.

О горах. Меня они просто поразили. Своей величественностью, молчаливостью, основательностью. Да и фьорды прекрасны. Честно скажу, сколько ни путешествую, никогда не видела более красивых мест.

Так что мне нравилось приблизительно первые полгода. Это был период под названием «эйфория», как я потом прочитала. Просто термин, ничего эйфорического. Совершенно не означает, что обалдевшие от европейского великолепия приезжие из российских глубин интенсивно кайфуют от самого факта перемены места жительства. Хотя и такое бывает.

А потом... В один непрекрасный день все вдруг (да-да, внезапно) стало противным, мерзким, невыносимым. Совершенно невыносимым. Депрессия, говорят. Удивительно, а я думала, что знала, что такое депрессия... То, что я испытывала, было больше похоже на психоз. Это было как душная волна, которая внезапно накатывает, и чувствуешь себя омерзительно. И ничего поделать нельзя, надо только ждать, когда откатит.

Длилось это безумие месяца четыре. Но постепенно прошло. И начался следующий этап –  интеграция. Ох, и хлопотное же это дело, тем более, что совершенно не хочешь никуда интегрировать, а приходится. Это как-то само собой происходит.

Лично я критиковала все вокруг. Я была, как та бабка на московском перроне, вечно недовольная всем и вся. Я припомнила окружающим мои былые достижения. Я потрясла проржавевшими доспехами, обветшавшими дипломами, да и на словах восхвалила себя изрядно. Я издевалась над белыми домиками, бедными овечками и ни в чем не повинными коровками. Вспомнила, что я проживала ранее в мегаполисе. «Деревня», - презрительно кривила губы я.

Рассказала мужу подробную историю России, поведала о недюжинной мощи русского народа, постаралась, чтобы он почувствовал, как все здорово однако на Руси, и как отвратительно в Норвегии. Эту мысль подкрепляла аргументами.

В конце концов дошла до верхов, вскрыла смердящие недостатки всех существующих политических систем, разнесла на все корки основы мироздания.

Я не могла найти друзей. Наивная, я полагала, что найду их так запросто, тогда как в последние годы в родной стране у меня давно уже появлялись только коллеги, а друзья были старинными, то есть отношения с ними сложились исторически.

Русские жены меня раздражали. Я уже не помню, чем, и не хочу вспоминать, потому что давно стараюсь их избегать. Все встреченные мною интересные норвежские люди, как назло, не владели английским в совершенстве. Надо было срочно выучить язык до уровня, когда можешь свободно говорить на философские темы.

Я ходила к врачу. Замечательный парень, датчанин. Он сказал, что ему близки проблемы иммигрантов. Я попеняла ему на то, что сам-то он из Скандинавии, и язык сходный, и вообще менталитет дружественный. На что он ответил, что менталитет датчан сильно отличается от норвежского, я просто не знаю нюансов, и с тоской уставился вдаль. Мне он советовал не пить антидепрессанты, а справляться с трудностями своими силами. Я сильная, я выживу.

И я выжила. Поток критики постепенно иссяк, сменился вялой констатацией окружающего. Эта стадия называется «реализм». Такой реализм мне не понравился, необходимо было срочно его менять. Я люблю реализм занимательный, жизнеутверждающий, бодрый, где-то даже победный. А побед пока не было, и не предвиделось. В этот период мне казалось, что жизнь не имеет особенного смысла. Мне становилось скучно в самом начале сюжета, и он умирал еще в эмбрионе, не развившись. До сих пор то и дело натыкаюсь на те дохлые эмбрионы. Ничего не происходило, потому что просто не могло произойти. «А в жизни ничего не происходит, и вряд ли что-нибудь произойдет». Меня стали любить хозяйственные дамы («... и даже одна женщина – зубной техник»), что поделаешь, статус домохозяйки обязывает.

Хотя должна заметить, что статус домохозяйки в скандинавских странах невысок. Прямо скажем, довольно низок. Я сама рассказывала друзьям: идешь днем по улице, а навстречу - одни студенты и отъявленные домохозяйки.

Кстати, я еще и студенткой была все это время. Грызла твердый гранит норвежского языка. Ну и язык, я вам скажу! Мало того, что существует два государственных языка: букмоль и нюнорск, так еще и куча диалектов к этому прилагается. Диалектов просто немеряно. На самом деле, отъезжаешь на машине от одной точки, едешь минут десять, приезжаешь - а там уже на другом диалекте говорят. Уму непостижимо. Я объясняла норвежцам, что нужно оставить один язык (который я изучаю), а диалекты вообще уничтожить. Я заявила учителю на уроке, что если Норвегия этого не сделает, она никогда не станет цивилизованной страной. Учитель на это жутко обиделся, и сказал, что не советует мне повторять подобное при группировке хорошо развитых физически местных жителей.

Кстати, норвежцы не понимают, как могут русские пользоваться всего одним языком, живя в такой огромной стране. У них это в голове не укладывается.

Когда норвежцы преезжают в другое место, а мигрируют по стране они довольно часто, то они продолжают говорить на своем диалекте, вместо того чтобы шустро подстроиться к местному говору.

Очень часто аборигены переспрашивают друг друга: «Что вы сказали?» Честное слово, нигде больше не наблюдала подобного. Наш учитель рассказывал: как-то раз в компании оказался человек с севера Норвегии, и собравшиеся не могли понять практически ничего из его речи до такой степени, что даже попросили его говорить понятнее. Он отказался, заявив, что не желает разрушать свой идентитет J.

В общем, намучалась я с норвежским. Свои способности я могу реально оценивать, до того, как начать работать переводчиком, я преподавала английский. И у меня были ученики, гораздо более способные, чем я. Так что по шкале «0-10» я бы себе поставила 6 баллов от силы.

На данный отрезок времени ситуация с языком уже не критическая. Овладела постепенно связной речью, понимаю приблизительно 75 процентов из сказанного собеседником. Это, конечно, не включает простейшие разговоры о погоде, жизни и ценах на недвижимость. Там я, слава Богу, все 110 процентов понимаю. Процесс потихоньку идет, более того, временами он начинает заметно прогрессировать. Дело в том, что у человека есть свойство откладывать информацию (навыки, знания) в пассивную память. Там они могут Бог знает сколько храниться, пока вдруг не начнут извергаться в активную. И тут не плошай, пользуй эти навыки в хвост и в гриву.

Расскажу немного о том, что мне нравится в Норвегии. Во-первых, конечно, природа. Во-вторых, люди тоже хорошие. Мне, как человеколюбу и душеведу, это важно. Тут можно спорить, я знаю, причем даже сами норвежцы иногда спорят.

Помню, беседовали мы как-то с моим первым инструктором по вождению. Я сказала ему, что люди в Норвегии хорошие. На что он желчно ответил, что люди разные встречаются, и чтобы я не обольщалась на их счет. Но я все равно обольщалась, и не раз.

Мне нравится ощущение свободы (вот те раз, воскликнул читатель). Да, положение иммигранта незавидное, но ощущение свободы не задушишь, не убьешь. Оно, наверное, изнутри идет, и обстоятельства внешней жизни не имеют решающего значения.

Было время, когда меня безумно раздражала сама идея видеоконтроля. «Что за полицейская страна!» - в сердцах говорила я. Я выступала против порядка в частности и упорядоченности жизни вообще. Я говорила, что у европейцев есть только иллюзия свободы, а на самом деле они под колпаком. Говорила, что европейцы ужасно вымуштрованы – шаг вправо, шаг влево – нет, не расстрел, но крупный штраф. Штрафы здесь действительно настолько значительные, что само собой появляется желание соблюдать правила. А вообще, мой принцип по жизни: сначала следует основательно выучить правила, а уж потом их можно начинать потихоньку нарушать.

Я очень люблю Европу. Влюбилась с первого взгляда, десять лет назад, когда впервые приехала в Германию. Это чувство я не могу объяснить, оно просто есть. Иногда, когда я иду по улочке в центре города, и вдруг чувствую своеобразный запах, запах Европы, как я его называю, я ощущаю резкий приступ счастья. Я никогда не устану от Европы, хотя побывала во многих ее странах.
Еще мне нравится уважение к личности, то есть неукоснительное соблюдение ее суверинитета. В обычном смысле: никто тебя насиловать не станет, никто не придет без звонка, никто не посягнет на твою личную территорию. Иногда это напоминает безразличие, но по мне уж лучше оно, чем повышенный и не нужный мне интерес.

Много раз слышала о том, что в Норвегии притесняют иностранцев. Что при приеме на работу спрашивают фамилию, имя, допытываются, где родился. А потом отказывают, щелкают по носу и принимают на твое потенциальное место белобрысого норвежца, а он намного тупее тебя, просто блондин. И это не все. Хочешь, например, стать президентом Норвегии – ни за что не изберут. Сволочи.

Не знаю, на работу еще здесь не устраивалась, проявлений дискриминации воочию не наблюдала. Знаю только, что очень много иностранцев работает в Норвегии, причем не на последних должностях. У моего мужа не раз были начальники-иностранцы. Один раз пакистанец, а сейчас дама-югославка. Лично знаю русских, которые имеют отличную работу по специальности. А один знакомый вообще занимает очень высокий пост, можно сказать, шишка.

Некоторые русские мне иногда жаловались, что их не любят. Сочувствую. Мне кажется, что меня любят, а если нет – это их проблемы, меня это особенно не волнует. И не такое переживали. Тут можно долго анализировать и культивировать предположения, ЗА ЧТО не любят НЕКОТОРЫХ русских, но я этого делать не буду, лениво.

Что мне не нравится? В данный момент ничего конкретного в голову не приходит, хотя это не означает, что мне нравится все. Нам часто не нравится то, чего мы не понимаем. Понять все, то есть объять необъятное, невозможно. Я недавно читала, что высший пилотаж – вообще не испытывать чувств. Относиться нейтрально. В чем-то согласна, но пока мне это трудно, так как я по природе своей существо эмоциональное и чувства испытывать люблю.

Вспомнила, мне не нравится провинциальность Норвегии. Я живу в четвертом по величине городе Норвегии, население около ста тысяч человек. В Осло – пятьсот тысяч, затем идет Берген, далее следует Трондхайм (или Трондъем), если мне память не изменяет. Но если задуматься: а где строить большие города? Везде горы или море, или леса. Снести горы, вырубить леса, осушить море норвежцы не соглашаются. А как увеличить население? Рождаемость и так у некоторых дам на хорошем уровне, по три ребенка нагора выдают. Нагнать переселенцев? Некоторых и гнать не надо, они и сами бы не против приехать. Норвегия неохотно принимает беженцев. Одно время меня это просто возмущало. Но факт, что они принимают именно то число беженцев, которое обещают.

Есть люди, которые годами ждут решения ЮДИ, это такая организация по вопросам беженцев. За это время они успевают выучить язык, привыкнуть, обосноваться, найти работу. И вдруг получают отказ – с чемоданами на выход, пожалуйста. Это настоящее издевательство.

Возможно, что беженцев приезжает очень много, поэтому уходит много времени на то, чтобы решить, кого же лучше и справедливее оставить. Но это мое предположение, я не знаю, может, они там плюшками балуются, вместо того чтобы работать. Бюрократия – она и в Африке бюрократия.
Еще мне не нравится, что мои друзья и родственники не могут ко мне в гости приехать. Папа и лучшая подруга уже второй год собираются, но все не доедут. Это печально, я очень люблю гостей. И вообще нужно поддерживать связи, взбадривать их личной встречей, а пока получается только с помощью инета и телефона.

Кстати, об интернете. Засосала меня почти полностью зияющая воронка интернета. Я могу ему целую оду спеть, но сейчас скажу о минусах. Привыкаешь сидеть часами, вцепившись в мышь, и пялиться в окно экрана. Конечно, хорошо, что можно вот так раз и найти себе интересных собеседников, прямо не выходя из дома и не выезжая из страны. Но настоящегго общения ничто не заменит, а эта штука инет такая коварная, что понемногу начинаешь избегать реала, потому как в виртуале уж очень вольготно.Зато некоторые инет-знакомые становятся друзьями по переписке, а одна дама из Англии даже ко мне в гости приезжала.

На сегодня то, что мы имеем, очень даже неплохо. Закончены наконец курсы норвежского языка. Скоро начинаю учиться на профессиональных курсах, это займет год. А там уже виден просвет в конце тоннеля – буду работать. Планируем переезжать в Осло, меня это не может не радовать. Методом проб и ошибок пройдено немало. Как говорится, не найдешь, не потеряв. И у меня теперь даже есть маленький, но свой, круг общения. Здесь выяснилось, что я совсем не могу жить без друзей, а особенно подруг. Как я прожила эти три года, ума не приложу. Но и эта проблема постепенно разрешилась. Нет ничего лучше, чем когда можно приехать к другу на чашку чая. Поговорить о девичьем, а потом о вечном. Сравнить точки зрения, померяться интеллектом, испытать чувство юмора. Да и вообще здорово, когда кто-то может просто позвонить тебе  утром и сказать:
«Привет! Как дела?»

Марина К. Шай,  Ставангер 2004 Прочитать об авторе

Русские за рубежом:

Помощь в критической ситуации - информация о помощи женщинам, подвергшимся домашнему насилию, о бесплатных адвокатах и о правах женщин-иммигранток.

Православие за рубежом - информация о православных храмах по всему миру, новости православия и история православной церкви.

Русский язык для детей иммигрантов - учебники русского языка в помощь родителям, желающим обучить своих детей материнскому языку в чужой языковой среде.

Позвонить в Россию - информация о самых дешевых и качественных способах связи по всему миру.

Русифицировать компьютер - о том, как настроить английский компьютер на русский лад и - где купить самые дешевые наклейки.

Учим иностранный язык - книги, словари (в том числе - говорящие), программы и курсы по изучению английского языка.

Авиабилеты и визы - хорошие скидки на авиабилеты, визы в Россию и по всему миру, паспорт США.

Пересылка денег - ресурсы по быстрой и надежной пересылке денег по всему миру.

Русские книги, видео, аудио - сайты русских книг, учебников и детской литературы, а также последних новинок музыки и русского кино.

 

 

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ НОВАЯ ЖИЗНЬ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2007 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.