Russian Women Magazine
Russian women logo
banner
НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Из Германии в Россию на автомобиле

(Путевые заметки)

Этим летом отважились поехать в отпуск на машине в Россию. Сначала планировали маршрут на пароме из Ростока или Травемюнде через Финляндию. Но потом  решили ехать по суше. Сухопутный маршрут проходит через три границы: Германия - Польша - Белоруссия - Россия. Оценил по карте, расстояние до Питера составляет примерно 2400-2500 км.

Поехали на нашей старенькой  «опеле», пробег 250 тыс. км. Путь длинный, опасностей всяких много. Подумали, что на старой машине больше свободы и  меньше риска, что угонят.

По сложившейся традиции не берем с собой ничего лишнего, ни гаечных ключей, ни запчастей. В багажнике хранится только зубчатый ремень для генератора, купленный года два назад, да поллитровая фляга моторного масла.

26 июля 2007,  8 часов 5 мин. Отправляемся в путь. Впереди бездна: манящая, волнующая, пугающая. Без страха бросились в нее как в омут с головой.

Настроение хорошее, бодрое, движемся без пробок. Сначала на Нюренберг, затем по А9 на Берлин. Миновали Баварию, въезжаем в  восточную Германию. Интересно посмотреть, как тут люди живут. Большой разницы с нашим  западом не чувствуется. Такой же хороший автобан, хорошие  заправки. Чувствуется больше простора. Восточная Германия сильно урбанизирована. Основная масса населения живет в крупных городах.

Soviet soldier16 часов. Остановились в центре Берлина. Проехали 633 км. Расход бензина в среднем 5,6 литра на 100 км или 7,8 Евро на 100 км пути. Очень экономично.

Бранденбургские ворота оказались более скромными, чем я представлял. Посидели на берегу Шпрее, обошли Рейхстаг. Недалеко от Рейхстага расположен мемориал памяти Советским воинам. Два танка Т-34 на постаментах. Рядом с их пушками чувствуем себя уверенно и спокойно. Дальше,  за Бранденбургскими воротами, находится недавно построенный мемориал памяти жертвам еврейского геноцида. В целом,  Берлин нам понравился. Много молодежи, студентов. В общем, живой, современный, большой город.

18 часов 30 мин. Выехали из Берлина. На наше счастье поток транспорта незначительный.  Держим направление на Франкфурт на Одере и далее к польской границе. Едем в раздумьях, переезжать границу вечером или отложить это до утра, переночевав в Германии. Транспорта в сторону границы все меньше и меньше. Растхофов (места отдыха на автобане) что-то не видно, все едем и посматриваем   по сторонам и незаметно оказываемся у цели.

Немного волнуемся, какой будет проверка, но немецко-польскую границу проезжаем довольно быстро. Очереди нет. Не выходя из машины, отдаем паспорта пограничникам и через мгновение получаем их обратно с отметкой о прохождении границы.

Итак, вперед на Варшаву. Время около восьми вечера. Едем по узкой дороге. Машин с немецкими номерами почти не встречается. На ближайшей  заправке заправляемся по кредитке. Заодно узнаем курс злотых, примерно 3,76 злотых за 1 евр. Бензин примерно на 15-20 центов дешевле чем в Германии. 4,49 злотых за литр в переводе на наши деньги составляет 1,19 евро. Компания фурщиков несет дымящиеся тарелки с супом. Эх, покушают сейчас с удовольствием. Нет, нам останавливаться пока рано, едем дальше. После въезда в Польшу ещё не покинуло нас  чувство тревожности.

В 9 часов вечера решаем остановиться на ночлег. Почти 13 часов в пути, проехали 900 км, пора на отдых. Гостиниц вдоль дороги много. Долго не думая, сворачиваем к первой попавшейся. Комната на двоих обходится нам в 120 злотых, что примерно 32 евро, причем на сумму 20 злотых входит стоимость завтрака. Девушка на регистрации на наш вопрос, говорите ли по-немецки или по-английски, отвечает, что лучше по-русски. В гостинице чисто, все удобства, огороженная автостоянка, наружные телекамеры. По одному из каналов телевизора можно видеть картинку парковки.

27 июля 2007, 8 часов 25 минут. После легкого завтрака покидаем приютивший нас отель. Едем дальше. Встречная машина мигает фарами. Пока соображаю в чем дело, польский полицейский сердито показывает жестом, что надо включить фары. Выезжаем на автобан А2. Автобан платный. Проезжаем три участка, каждый по 11 злотых.

В половине первого съезжаем с автобана по указателю на Варшаву. Дальше с указателями плохо. Плутаем, не знаю где. Спрашиваем дорогу.  Подсказывают, ехать в направлении на Лёвиц. Посмотрел карту, до Варшавы ещё далеко. Добираемся туда только часам к трем. Проезжаем по городу на машине. Часто стоим в пробках. Не знаем, как уж и выбраться. Часто пробки возникают в местах проведения дорожно-строительных работ. Варшава активно ремонтируется и строится, постепенно принимает капиталистический стиль, в котором все же остаются незыблемыми черты советской эпохи, например в виде сталинской высотки, например, такой как на улице 1905-го года в Москве.

Еще Варшава оставила впечатление замысловатыми, бесструктурными развязками. Нужно по ним проехать минимум 2 раза, что бы понять, как ехать в нужную сторону. Не удивительно, что среди  поляков нет талантливых конструкторов. Исключением пожалуй является Вернер фон Браун, создатель Фау-2.  Исключением, поскольку полякам больше нравится собирать спаржу, чем строить ракеты. Ну ладно, чего ворчу, специалисты по спарже тоже важны.

От Варшавы едем в направлении на Тересполь. Сначала перепутали с Терасполем Приднестровья. Но думаем, как же так, Приднестровье должно быть гораздо южнее, там где Украина, Молдавия.

19 часов 45 минут. До польско-белорусской границы, остается 77 км.  На указателях  обозначено как «Р/В». Дорога почти пустынна. Довольно быстро смеркается. Опять тревожные мысли, как там будет на границе. В Тересполь приезжаем в начале 10-ти вечера. К границе тянется длинная очередь автомобилей. Интересуемся перспективами. Говорят, что ждать несколько часов, но рано утром, часа в 4, никого не будет.

С запада наползает мощная грозовая туча. Вспышки молний. Грома пока еще не слышно, но чернота закрыла уже полнеба. В этой давящей тишине очередь время от времени начинает бесшумно двигаться. Моторы не заводят. Люди просто толкают машины. Решаем остановиться в гостинице и приехать рано утром. Номер в гостинице стоит еще дешевле, чем предыдущий, где-то 25 евро.

28 июля 2007. Встаем в 4 утра и едем к границе. Действительно очереди нет. Польский пограничный пункт проезжаем быстро. Показываем паспорта и техпаспорт (Fahrzeugschein). Мост через Буг в состоянии ремонта. Движение по одной полосе, которая регулируется светофором. В серой предрассветной мгле выступают какие то строительные конструкции, бетонные блоки. Напряженно всматриваясь в безлюдную сюрреалистическую картину нейтральной территории,  медленно переезжаем по мосту на белорусскую сторону.

На другой стороне собралось уже несколько машин. Офицер пограничник распоряжается, что бы машины ставили плотнее. С той стороны подкатывают все новые. Первое время сидим, ждем, что подойдут, скажут, что делать. Ничего не происходит. Смотрим на соседние машины. Люди суетятся, заполняют какие то бумаги, бегают по вагончикам. Надо и нам что-то предпринимать. Никаких инструкций нигде не видно. Люди переговариваются вполголоса, отводят взгляд, что бы не натолкнуться на вопрос. Вспоминается плакат советских времен «Болтун – находка для шпиона». Появляется невысокий, круглый дядька. Под его руководством начинаем тоже заполнять декларацию, ходить с бегунком. Паспортный контроль, таможенный контроль, электронная база данных, сбор за дороги, автостраховка. Страховка, самая дорогая из всех плат, прядка 1000 руб. на две недели. Остальное так, по мелочи.

Часа через полтора все пограничные формальности позади, въезжаем в Брест. Примерно 6 утра. Город встречает идеальной чистотой, аккуратно постриженными газонами, широкими проспектами, невычурной, строгой архитектурой  многоэтажек.

Едем на Минск по так называемой «олимпийке». Машин не много. Широкая автострада, по две полосы в каждую сторону. Ограничение скорости 120 км в час. Правда,  очень много строительных участков. Поэтому  фактический темп движения  значительно ниже.

Равномерный пейзаж стриженых обочин, аккуратно возделанных полей, коттеджных поселков с тракторами «Беларусь» во дворах кажется идиллией. Тормозим, впереди  что-то вроде цапли, возможно даже аист. Птица важно переходит дорогу. Инстинкт опасности начисто атрофирован. Уже на обратном пути, где-то на том же месте, на душе стало горько, у дороги лежала мертвая птица.

На автостраде есть платные участки. Берут по 1 Евро. На заправках тоже принимают Евро с удовольствием. Правда, сдачу дают зайчиками. С этими тысячами и десятками тысяч белорусских рублей в кармане сначала чувствуешь себя богатеем.  Вспоминаются времена, когда зарплаты в России были тоже сотни тысяч рублей. Но в первом же кафе чашка кофе за 3-5 тысяч отрезвляет. Хочется побыстрее избавиться  от этих тыщ.

Основное впечатление, которое остается от Белоруссии, это чистота. На парковках при автостраде дорожные рабочие неторопливо ходят по стоянке, собирают бумажки. Молодые ребята, вроде при деле, но мне их жаль. Их дело учиться, а не мусор собирать.

Минск, чисто советский город. Широкие проспекты, машин мало, регулярно движется общественный транспорт. С указателями плохо. Пытаемся вырулить на московскую трассу, а выезжаем снова на «олимпийку», в обратном направлении, на Брест. Ещё  на польско-белорусской  границе один перегонщик, молодой парень белорус говорил, что лучше в Минск не заезжать.

Съезжаем с автострады, изучаем карту. Подходит подвыпивший парень, предлагает помочь. Безуспешно пытается прочитать нашу немецкую карту. Говорит, что у него карта лучше, старая партизанская.

Время после обеда. Надо торопиться, попытаться до темна проехать Белоруссию. На машине с немецкими номерами постоянно привлекаем внимание,  поэтому чувствуем себя неспокойно.

Немного не доезжая по московской автостраде до российской границы, сворачиваем на дорогу М8, направление на Витебск, Великие Луки. Машин мало.

Часов в 9 вечера подъезжаем к российско-белорусской границе. Опять нервотрёпка. Белорусскую часть проходим формально. Только показываем паспорта. На российской стороне очередь из фур. Проезжаем ближе к пограничникам. Получаем бегунок, заполняем декларацию. Платим пару сотен рублей какого-то сбора. В будках, где оформляются документы мало места, теснота. Напряжение, раздражение. Запросто нарываешься на грубость таможенниц. Поэтому, вздыхаем облегченно, когда пограничник поднимает перед нами шлагбаум. Виват, Россия!

Едем по дороге на Великие Луки. Снимаем на видео красивый закат, безлюдные русские просторы, тихие озера. Прохладный вечерний воздух, напоённый  горьковатой  душистостью трав, смолянистой сочностью хвойного леса  врывается в открытое окно.

Дорога почти пустынна. Только фуры. Иногда на бешеной скорости проносятся джипы. Сияют в неоне новые автозаправки Сибнефти, ТНК, Лукойла, Юкоса. Бензин стоит 20 рублей за литр, в 2 с лишним раза дешевле, чем в Германии. По дороге много всяких закусочных. Ждем, когда попадется хоть какая-нибудь гостиница. Вот уже и отворотка на Великие Луки позади. Дальше направление на Псков. В Пушгорах тормозим возле кафе.  Решили перекусить. Пока ждем заказанный ужин, осматриваем убранство заведения. На стенах висят картины, грамоты, прямо над нашим столиком голова медведя. Вспоминается Пушкин: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет».

Так и не встретив по дороге ни одной гостиницы, доезжаем до Пскова. На одной из заправок подсказали, как проехать к гостинице, недалеко от аэропорта. Бывшая ведомственная гостиница какого то электротехнического завода оказалась приличной. Получили номер за 1070 руб., что-то около 30 евро. После 18 часов пути протяженностью 1250 км хочется только одного, скорее в душ и спать.

29 июля 2007. Утро. Просыпаемся хорошо отдохнувшими. До Питера уже не так далеко, поэтому на пару часов отправляемся в Псковский кремль. Кремль нам очень понравился, отреставрированный, ухоженный. Но сам Псков оставил несколько гнетущее впечатление какой-то запущенностью. Унылый, обшарпанный вид, разбитые дороги.

После обеда выезжаем в Питер. Машин на дороге довольно много. По встречной полосе поток почти не прерывается. Трудно найти окно для обгона. Приходим в ужас от поведения водителей на дороге. Просто какой-то русский экстрим. Идут на обгон, не смотря на встречный транспорт. Машины вынуждены прижиматься к обочинам. Стоит только кому-нибудь одному пойти на обгон, как за ним устремляется целая безбашенная кавалькада. Дорога не ахти, много разбитых участков.

При въезде в Питер попадаем в пробку. Справа по обочине организовался устойчивый поток машин, причем как крутые иномарки, с черными стеклами, так и простенькие жигули. Некоторые обходят нас слева по встречной. Снимаем на камеру это вопиющее безобразие. В месте, где пробка рассасывается, те, кто ехал справа по обочине, возвращаются обратно в колонну, создают помехи, замедляют общий темп движения. Но кто об этом думает. У кого меньше совести и больше наглости, тот, расталкивая локтями других, лезет вперед. А социальный состав этой публики, как видим, разношерстный, от сидящих за черными стеклами в «лексусах» до владельцев обычных жигулей.

В 17 часов подъезжаем к дому. Это уже четвертый день пути, в общей сумме проехали 2932 км. На несколько дней остаемся в Питере. Планируем съездить в Петергоф, Пушкин, посмотреть город. Но сначала надо разобраться с возникшим техническим дефектом. Купил за 300 рублей новый подшипник и поехал в ближайшую автомастерскую.

Машину поставили на подъемник. Сказали, что надо купить импортную смазку. Тюбик стоит  250 рублей. Пошел в соседний магазин запчастей, купил. Подумал, почему сами работники не могут купить смазку и включить в счет? Вся замена подшипника заняла полчаса. Получил счет к оплате 1000 рублей. Ничего себе, расценки прямо как  в Германии. Только там не посылают клиента покупать смазку. Все сделают сами.

02 августа 2007. Едем из Питера в Вельск. Расстояние около 900 км. Должны проехать за один день. Сначала дорога на Вологду. Дорога разбита, едем как по стиральной доске. Дорога ремонтируется ни шатко, ни валко. В одном месте проезжая часть залита битумной массой. Никакого объезда. Колеса разбрызгивают черную жижу. Весь бок машины снизу покрывается битумной чернотой, которую можно удалить только вместе с краской.

Через пару часов пути хотим  остановиться, пообедать. Но вдоль дороги такая  антисанитария,  что есть расхотелось. Это просто ужас. Придорожные обочины, автостоянки загажены человеческими экскрементами, отходами. И среди этой помойки благодушно перекусывают, пьют колу фурщики. Как только кусок в горло лезет? Российская реальность отрезвляет. Где туалеты, господа?

Вологду проезжаем стороной. Вслед нам ярко блеснули купола Вологодского монастыря. Уже на обратном пути мы посетили эту тихую обитель. У входа встретились нам два пацаненка. Грязные, голодные. Дали ребятам немного денег на обед.

Russian CrossПри въезде в Вельск, у железнодорожного переезда, радом с Соловецким камнем, взгляд притягивает деревянная скульптура – крест и скорбные лики связанных друг с другом  людей. Эта сложная нравственная тема - общий крест, общая история и судьба народа стоит скромно у дороги и многие её уже не замечают, привыкли к ней как к некому пейзажу. Памятник жертвам репрессий у Соловецкого камня.

Город запоминается жутко разбитыми дорогами. Странно было видеть трясущийся по этим дорогам автобус с надписью: «Наша родина – Архангельская область». Характерный признак современной России – нескромность, хвастовство, бахвальство. Где-то ещё по пути встречалось подобное: «Есть в России три столицы: Москва, Питер, Луковицы».

06 августа 2007. Трасса Вологда – Москва. В Ярославле снова свернули куда-то не туда. Оказались на дороге, ведущей на Рыбинск. Просто беда с указателями. Возвращаемся, снова въезжаем в Ярославль и со второго захода выезжаем на московскую дорогу. Машин мало, едем без помех. Вот уже промелькнули купола Ростова Великого. Проезжаем речку Нерль. Всплывают в памяти названия на слуху:  Покров на Нерли,  Клязьма,  Владимир, Переславль-Залесский. Понравилась чистота,  ухоженность, спокойная неброскость старинной архитектуры этого города.  Сворачиваем на Владимир. На владимирскую дорогу попадаем опять не сразу. Поехали через Берендеево. Ошиблись, думали здесь снимался фильм «Василиса краса, длинная коса». Час едем по каким то проселочным дорогам, пока выбираемся на трассу. Уже темнеет, а до Владимира ещё километров 250. В том направлении, куда мы едем, небо вообще черное, подсвечивается всполохами зарниц, все чаще возникают вспышки молний. Жутковато становится.  Ищем гостиницу. По дороге ничего не попадается.  Проезжаем Юрьев-Польский. Никто толком не может сказать, где найти какую-нибудь гостиницу. Едем дальше. Начинается дождь, который переходит в жуткий ливень, за окнами машины всемирный потоп. Вокруг нас полыхает светом, как в лейденской банке. Поздно ночью въезжаем во Владимир. В центре останавливаемся в бывшей гостинице интурист. Устали, хочется спать. Цена, 1300 рублей, нас вполне устраивает.

07 августа 2007. Немного проезжаем по Владимиру. Владимирский кремль, возвышаясь на берегу Клязьмы, сияет во всей красе. Дальше дорога на Муром.

Отвлекаясь от окрестностей, пару слов на тему дорог. Столько страшных отметин смертей, как на дорогах в России, мы не встречали нигде. Такое ощущение, что едешь вдоль кладбища, одни памятники, кресты. Что же это такое происходит с обществом? Надо по этому поводу бить тревогу, а российское общество ведет себя благодушно. Был шокирован, кода узнал, что пристегиваться ремнями безопасности в России не обязательно, то есть за это не штрафуют. Гляжу, все с каким то дьявольским мазохизмом играют в эту дорожную рулетку, ездят не пристегиваясь Часто ловлю себя на ощущении, что еду все время медленно, что являюсь помехой для движения. Особенно в населенных пунктах часто меня обгоняют. Проверяю себя по спидометру,  нет, все как предписано правилами. Придерживаюсь ограничений скорости, в населенных пунктах 60 км в час, на автострадах – 100 км в час. Получается, что не я еду медленно, все остальные в России ездят слишком быстро. Действительно, почему то в Германии у меня ощущения медленной езды не возникает. Хотя там в населенных пунктах ограничение скорости еще ниже, 50 км в час. Но там никто не обгоняет, потому что никто не нарушает. Хорошо, что ГАИ на дорогах стало больше. Чаще контролируют скорость. Облик милиции кажется изменился. Исчезли устрашающие пятнистые камуфляжи. Гаишники, милиция снова как в старые советские времена в скромной форме. Однако полного ощущения безопасности не возникает. Джипы с черными стеклами, фуры с надписью: «Пустой». Для кого эта надпись?

В Муроме произошел анекдотичный случай. Останавливаемся, что бы купить в деревню гостинцев. Откуда то сбоку, как черт из табакерки, появляется гаишник и просит предъявить права. По ошибке, вместо прав вытаскиваю сначала бумажник. Права и бумажник  лежат в одном кармане. Гаишник понимает это видимо по-своему. Забирает мои права и требует пройти с ним в милицейскую восьмерку. Ну хорошо, пошли. Присаживаюсь на сиденье, дверь не закрываю. Мало ли, ещё увезет куда-нибудь. Подходит жена, спрашивает, на каком основании забрали мужа. Гаишник говорит, что мы нарушили какой то знак запрета остановки. Хотя, никакого знака мы не видели, там, где остановились, стоит много машин. Жена настроена по- боевому. «Чего к нам пристали. Вон видите, сколько машин  стоит, почему к ним не пристаете? И в конце концов, почему у милицейской машины темные стекла? Это запрещено правилами». Последняя фраза видимо сразила собирателя мзды наповал. Соловей разбойник молча отдал нам права.

От Мурома держим направление на Касимов, Шацк, что бы выехать на трассу М5 «Москва-Пенза». По М5 движется непрерывный поток фур. Асфальтовое покрытие местами продавлено фурами такой  глубокой колеёй, что путь становится опасным для легковых машин.  Страшно представить, что произойдет, если машина на большой скорости чиркнет днищем по асфальту. Принимаю к обочине, стараюсь держать колею между колесами. С Пензенской трассы пытаемся найти показанную на карте дорогу на Земетчино. Дороги нет, хотя на карте она нарисована. Пытаемся расспросить дорогу, но такое ощущение, что  люди дальше своей деревни никуда не ездят.

За Уметом, в Зубовой Поляне сворачиваем на Ширангуши. Один мужик, возится с Нивой, говорит, что здесь до  Земетчино километров 50, проехать можно, но дорога внушвет опасение. На карте вообще никакой дороги здесь нет. Решаем всё же ехать. Дорога действительно плохая, но для легковых машин все-таки проезжая. Пятьдесят километров едем часа три. Проезжаем мордовские деревни. Жители промышляют рубкой срубов. Много уже готовых стоит вдоль дороги. Часть уже потемнела от времени. Бизнес идет непросто.

До места, в деревню добираемся уже затемно. Слава Богу, нет дождей, стоит сухая погода. В этих местах метровые черноземы. После дождя проселочные дороги стали бы для нас  непреодолимы.

Немного размышлений о деревне. Земля в Пензенской области плодородная. В ельцинское безвременье, когда развалились колхозы, поля стояли заброшенные, стали зарастать сорняком. Сейчас смотрим, на сколько видит глаз, опять возделываются. Но деревня умирает. В России опять, как и в 20-30-е годы прошлого века, происходит резкое сокращение численности крестьянского населения. Некоторую его часть поглощают города.  Основная же масса, брошенная государством на произвол судьбы, предоставленная самим себе, живет в безысходности, вымирает от пьянства, особенно мужики, погибает от несчастных случаев.

Процесс раскрестьянивания России объективный. Он происходил и происходит во всех станах. Например, в Англии раскрестъянивание происходило в 17-18 веке путем захвата общинных земель, путем актов об огораживании, по Т.Мору "овцы съели людей". В СССР 20-30 годы людей сорвал с земли и погнал в города рухнувший старый хозяйственный уклад. Сегодня крестьян сжирает американская «чудо-техника», так назвал ее один деревенский знакомый. Для многих в деревне работы нет. Кто-то подался на заработки в город, кто-то  выживает натуральным хозяйством.

Разумом может быть и можно это осмыслить. В сельском хозяйстве уменьшается количество рабочих рук, увеличивается производительность труда. Все меньшим числом работников производится все больше продукции - это и есть прогресс. Но душа этого не принимает. Социального фагоцитоза не должно быть. Одна часть общества не должна пожирать другую. Единственные долгожители в деревне – это пожилые люди. Радует их позитивный настрой. Не смотря на возраст, работают и за столом погулять любят, и песни старинные поют. С ними пока и живет деревня.

Нам повезло, день пятница, все едут из Москвы на дачи. Навстречу стоят машины в длинных пробках. До МКАДа едем без помех, но по московской кольцевой движение застопорено. Километров десять до Каширского шоссе едем со скоростью пешехода. Движение тормозится из-за  множества мелких аварий, которые думаю происходят по причине небрежности водителей. Наконец появляется указатель съезда с МКАДа на Каширское шоссе. Уходим на Каширку и в этот момент под капотом и днищем раздается посторонний шум. Загоревшиеся лампочки сигнализируют о проблемах с генератором и тормозами. Но машина вроде едет, тихонько торможу, тормозит. Мелькает мысль, лопнул ремень генератора, но почему загорелась лампочка тормозов, непонятно. Наверное, какие то наводки, едем ведь на аккумуляторе. Слава богу, ехать осталось недалеко. Вот и «Снежная Королева», тут сворачиваем. Уже недалеко дом, где остановимся на ночлег. Припарковываю машину во дворе. Открываю капот. Действительно ремня генератора нет. Порвался и слетел. На наше счастье это произошло не в дороге, не на МКАДе, а буквально, когда мы были уже у цели. Может у машины есть душа? Постаралась нас не подвести. Вспоминаю, что в багажнике лежит запасной ремень. Интуиция?

11 августа 2007. Как обычно, в 8 утра выезжаем. Направление на Минск. Российско-белорусскую границу проходим довольно быстро. Остается неприятный осадок от факта, что эта граница вообще существует. Часам к 9 вечера приезжаем в Брест. По указателю на Варшаву выезжаем к белорусско-польской границе. Путь к границе перекрыт шлагбаумами. В очереди уже десятка полтора машин. Интересуемся у водителей, что надо делать. Говорят, что на этом этапе надо пойти заплатить 2 евро за экологический сбор. Что это за сбор и зачем на выезде, никто не знает. Ладно, 2 евро мелочь, только бы она была. Более мелкие деньги, центы уже не берут. А с крупных сдачу дадут зайчиками. И куда они на выезде из Белоруссии  нужны. Только для туалета. Он везде на границе у белорусов платный.

Экологический взнос заплачен, стоим- ждем. Появляется дядька, собирает квитанции, открывает шлагбаум, проезжаем в зону границы. Там уже выстроились в три колонны длинные очереди. Непонятным образом, те, кто стоял недавно рядом с нами, оказались чуть ли не в начале очереди. Прямо как у Высоцкого: «Мы в очереди первыми стояли, а те, кто сзади нас, уже едят». Публика примечательная: в основном поляки, и белорусы. В большинстве своем наверное челноки. Народ бывалый. Все у них выверено. Последние капли бензина, опорожняя канистры, заливают в баки прямо перед таможней. Распространенная машина «фольксваген пассат». У кого дизель, топливо не жалеют, двигатель не выключают, хотя очередь движется медленно. У кого бензиновый, не заводят, толкают машину. Возможно, что экологический сбор собирают из-за выхлопа, который образуется в этих автомобильных очередях.

Чувствуем, встали на несколько часов. Только к полуночи оказываемся в первых рядах. Первая проверка и получаем бегунок. Белорусский офицер ведет себя грубо. Реплики «бля» через слово. Возникает ощущение зоны, из которой хочется побыстрее вырваться. Дальше едем несколько сот метров  к самой границе. Справа и слева на рысях, подпрыгивая на лежачих полицейских, обгоняют нас «пассаты» из соседней очереди. Думаем, больше ничего платить не придется. Ан нет, четыре евро, еще раз заплатили дорожный  сбор. Квитанции дорожного сбора мы не сохраняли. Потом паспортный контроль, опять таможенная декларация. На этот раз народ ведет себя повеселее. Наверное потому, что едут на ту сторону, за бугор.  Появляется микроавтобус с прицепом. На прицепе под пластиковой крышкой какое то продолговатое тело с хвостовым оперением. Народ живо интересуется, какого типа ракету вывозят. Какая -то женщина отбивается от таможенника, пытается  что- то объяснить, зачем- то переходя на немецкий. Слышно «Муттер», «Гешенк».  Надолго застрял какой то француз, поскольку ни слова не понимает по-русски. Женщина рядом заносит в декларацию свои украшения: серьги и кольцо.

Время идет, уже четвертый час стоим на границе. По российскому времени глубоко за полночь. Но в Польше время на два часа назад, поэтому вроде еще и не так поздно. Наконец подходит польский таможенник. Его интересует только сигареты, водка. Сигарет у нас 2 блока. А водки нет, поэтому мы ему не интересны. Включается зеленый светофор и мы едем на ту сторону Буга. На польской стороне вообще никакой проверки. Еще час, отъезжаем подальше от границы и делаем остановку возле придорожного отеля.  Ночевка стоит по-польски традиционно дешево.

12 августа 2007. Встаем пораньше, что бы сделать последний бросок до дома. В Варшаве опять не сразу находим выезд на нужную дорогу. Теряем часа два. К польско-немецкой границе приезжаем только к 9 вечера. Длинная очередь, но движется сравнительно быстро. И вот наконец Германия. До дома еще километров 750, но вздыхаю с облегчением. Теперь уже доедем.

Сегодня, ещё раз прокручивая в памяти нашу долгую дорогу в Россию, наше путешествие протяженностью более 10 тысяч километров, думаю, слава Богу, что вернулись живы и здоровы.

Ende gut, alles gut – все хорошо, что хорошо кончается.

Валерий Волов. Рауенберг, Германия 2007 г.

Авиабилеты и визы:

  • VisaHQ Визы в Россию и другие страны мира, паспорт США - быстро и надежно.
  • Travelation.com - Очень хорошие скидки на авиабилеты по всему миру.
  • EconomyTravel Авиабилеты в любую страну мира по низким ценам.

 

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2007 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.