НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ПУТЕШЕСТВИЯ  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ

Зальцбург - город Моцарта

Привет, Масяня! Вчера, пробудившись, наконец, от зимней спячки, мне написала Ивановская. "Зальцбург", - спрашивает, "он какой?". Я даже озадачилась. Живу здесь четвертый год, а вот над тем, КАКОЙ он, город-герой Зальцбург, даже не задумывалась. Это, конечно, понятно, что он -  четвертый по величине город Австрии, столица одноименной федеральной земли и т.д. и т.п. Но статистика для нас с тобой, а уж тем более для Ивановской, никогда никакого интереса не представляла. Поэтому я и решила поразмышлять на досуге, что, собственно, есть Зальцбург. Cо стороны творческо-креативной, так сказать.

Зальцбург - это, конечно же, в первую очередь, город Моцарта. Он здесь везде: могущественно возвышается над площадью имени себя, взирает с плакатов, оповещающих среднестатистического туриста об ужине-шоу, в ходе которого играются его произведения, зазывает всякого на фестиваль, названный в его честь. Я уж не говорю о футболках, бейсболках, чашках-тарелках, магнитах для холодильника и прочая, прочая. Как подумаешь, сколько зарабатывает город на светлом имени великого композитора - аж страшно становится!

Впрочем, Зальцбург может являться городом Моцарта для нас с тобой, для Ивановской, для европейцев, ну и для японцев, конечно же. А вот для американцев Зальцбург - ни что иное как родина "Звуков музыки". Ты помнишь этот фильм? Во время моего последнего визита на историЦЦкую Родину мы с тобой, обосновавшись на твоем вечном рыжем диване, жевали "Оливье", а на заднем плане незабвенная Джули Эндрюс старательно вытягивала: "The hills are aliiiiiive with the sound of music". Популярность этого фильма в Америке просто феноменальна, Моцарт, что называется, отдыхает. Дабы не быть голословной, приведу такой пример: пару месяцев назад со мной приключилась занимательная история. Приезжают восемь туристов откуда-то с оклахомщины, покупают восемь билетов на экскурсию под названием "Зальцбург - город Моцарта". Едем. Я им об истории города в общем и целом, а о Моцарте - все как полагается: когда, где, кого, с какой целью и тэ дэ. Все кивают, вопросов не задают. Проезжаем дворец Леопольдскрон, они мне: "А не здесь ли были сняты некоторые сцены из фильма "The Sound of Music"? Я им: "Здесь". И пошло-поехало. О Моцарте все напрочь забыли и сосредоточились на истории и байках, связанных со "Звуками музыки". Я, конечно, на вопросы отвечаю, но начинаю нервничать: до окончания экскурсии - 20 минут, а о Моцарте никто не вспоминает. Обидно, понимаешь ли, за Моцарта стало... И тут вдруг случилось, один прерывает всех и говорит: "Ну да о чем это мы... "Звуки музыки" - это, конечно, интересно, но вот Вы", - обращается он ко мне, - "В начале экскурсии повествовали о каком-то загадочном персонаже с забавным именем... это... как его... моЗарт?? Так вот, кто это, собсна, такой?" Маша, я подумала - шутит. Начала смеяться. Поворачиваюсь. ВСЕ сидят с застывшим на физиономиях недоумением. Оказалось, что и вправду о Моцарте слыхом не слыхивали, духом не духивали, а экскурсию заказали лишь потому, что с кем-то его перепутали. На вопрос: "С кем?" тоже затруднились ответить. А тут еще я со своим смехом... Пришлось все сначала, в общих чертах... Ох уж эти мне американцы!

Помимо Моцарта, Зальцбург гордится своими великолепными архитектурными ансамблями и живописными ландшафтами. Ох, не знаю, Маша, если бы я тут родилась и выросла, то, может быть, тоже ими гордилась бы, а так... Иду по этим узким барочным улочкам - давит все на меня справа и слева, чувствую себя до ужаса неуютно. Прихожу домой, выхожу на террасу - горы кругом. Как в ловушке, ей-Богу. Подозреваю, что если мы отсюда вовремя не смотаемся, то лет через пять у меня разовьется неизлечимая клаустрофобия. Даааа, не хватает мне московских просторов, широких улиц, колоссальных проспектов, сталинских небоскребов и их лужковских собратьев...

Что касается местных жителей, то они, скажу я тебе, в большинстве своем не сахар. На контакт идут очень неохотно, никакой тебе открытости, гостеприимства, часто отсутствует элементарная доброжелательность! Для многих если ты из России - значит, бандит или вышедшая замуж по расчету мадамочка. Маша, как ты думаешь, я больше похожа на последнюю или все же на бандита? Как ни крути, а в Вене с этим делом было гораздо проще. Вена - это же котел всех наций, все это прекрасно понимают, поэтому сосуществуют мирно и, заслышав "акцент немэстный", нос не задирают. Как же хорошо было в Вене!

Впрочем, исключения в Зальцбурге все же встречаются. Например, наши замечательные соседки. Я тебе уже писала, что наша вилла была построена в самом начале 20 века и до 2000 года принадлежала семье разорившихся  со временем аристократов. Так вот, в середине 90х теперь уже прошлого века они начали распродавать потрясающую коллекцию французской живописи 17 века, потом перешли на ювелирные изделия, библиотеку и когда стало ясно, что вырученых за все это денег в любом случае не хватит на покрытие долга, они решились продать второй - самый красивый и просторный - этаж зальцбуржской виллы. Теперь так и живем: на первом этаже - графиня, которой 10 апреля исполнилось 103 (!!!) года и которая даже в столь преклонном возрасте без проблем (!) может вести беседу на ЧЕТЫРЕХ языках; на втором этаже - мы, а на большой жилой мансарде - 83-летняя дочь графини. Мы живем здесь вот уже три года и за все это время я НИ РАЗУ не видела ни графиню, ни ее дочь в банальных тапочках и домашнем халате. Обе всегда с прекрасно уложеными волосами, наманикюренными пальчиками, идеально очерчеными бровями и легким макияжем. Обе всегда в светлых шелковых блузках, юбочках и туфельках-лодочках. Я снимаю перед этими Леди шляпу. И графиня, и ее дочь пришли в неописуемый восторг, узнав, что я из России. Мы собираемся время от времени на вечерний чай или рюмочку кофе и обе дамы с неподдельным интересом расспрашивают о жизни в России до и после падения небезызвестного железного занавеса. А еще я часто заглядываю в их библиотеку. Там такое откопать можно -  национальная австрийская библиотека обзавидуется!

С чем здесь по-настоящему плохонько, так это с шоппингом. Впрочем, может это я такая привередливая. За последние 12 месяцев купила в Зальцбурге одну-единственную вещь: носки. Туфли или страшные, или более-менее, но это более-менее стоит столько, сколько Маноло Бланик в Нью Йорке в будний день. Поэтому мы с мужем два раза в год - зимой и летом - запрыгиваем в машину и мчимся или в Париж, или в Гренобль. Исключительно за покупками. Но Франция - это отдельная история, ее я расскажу тебе в следующем послании.

Ольга, июнь 2003 г.

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ПУТЕШЕСТВИЯ  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ